Бессмертие всего лишь иллюзия.
Рано или поздно умирает всё.
Дж. Локхард
«Ржавое золото«

… Саша взобралась на лавку и присела на её спинку. Был уже вечер, и холодный ветерок пробирал до костей. Девушка поплотнее закуталась в свою кожаную куртку.
– И что сегодня за день такой?! – проворчала она.
Ещё немного посидев, Саша достала из кармана сигарету и зажигалку, купленные полчаса назад. Подкурив и втянув в лёгкие немного дыма, она закашлялась и с презрением выбросила сигарету.
– Чёрт! – девушка закрыла лицо ладонями, но, услышав едва отличимые от шелеста листьев на деревьях шаги, взглянула на дорожку.
Шедший в её сторону парень был весьма странным субъектом. На вид ему было лет двадцать пять от роду. Высокий, широкоплечий, он передвигался с грациозностью кошки. Парень был одет в элегантный чёрный фрак, голову покрывал высокий цилиндр, а в правой руке он нёс раскрытый (вечер хоть и был холодный, но дождя не было!) зонтик чёрного цвета, в котором зияла весьма заметная дыра.
«Сумасшедший», – пронеслось у неё в голове.
В то же мгновение чудак остановился прямо перед ней.
– Добрый вечер! Прошу прощения за беспокойство, но эта скамья моя, – вежливо произнёс он.
– Какая глупость! Здесь полно лавок, и никому они не принадлежат! – фыркнула Саша.
– Другие, может, не принадлежат, а эта – моя, – настаивал чудак.
– Мне всё равно! Никуда я отсюда не уйду! – надув губки, пролепетала Саша.
В одно мгновение парень оказался на лавке рядом с ней.
– Но Ия отсюда уходить не собираюсь, – заявил он. – Не беспокойтесь, вы мне не помешаете.
Следующие несколько минут прошли в полной тишине. Наконец Саша не выдержала и бросила взгляд на своего «соседа». Тот, с безмятежной улыбочкой, пялился в пустоту, по-прежнему держа зонтик над головой.
«Право сумасшедший», – вновь мелькнуло у неё в голове.
– Милое местечко, не так ли? – вдруг произнёс он.
Саша быстро перевела взгляд с него на соседнее дерево.
– Тут всегда тихо и спокойно, – продолжал парень. – В этой части парка почти никогда никого не бывает. Именно поэтому мне здесь и нравится.
– Иными словами, вы просите меня уйти, – заключила девушка.
– Ну что вы! Вовсе нет, – заверил он.
Вновь воцарилась тишина.
– У вас проблемы? – наконец решился спросить чудак.
– У кого их нет?.. – Саша тяжело вздохнула. – Всё так глупо получилось… Наверное я погорячилась… но ведь и он не молчал…
– Поссорились с парнем? – догадался собеседник.
– Ага.
– Не стоит так убиваться. Всё ещё уладится.
– А вы? Почему сюда пришли вы? – полюбопытствовала Саша.
– А я бываю здесь каждый вечер. Я здесь отдыхаю телом и душой.
– Проблемы с родными? – спросила девушка.
– Нет. У меня нет родных… никого нет.
– А как же друзья?
– Никого нет, – повторил чудак.
– Если хочешь, я могу быть твоим другом, – после не долгих раздумий предложила Саша.
– Ты серьёзно? – недоверчиво спросил чудак.
– Конечно! – радостно воскликнула девушка. – Будем друзьями. Меня зовут Саша. А тебя как?
– Все называют меня Блаженным. Ты тоже можешь звать меня так.
– Блаженный? Но у тебя ведь должно быть настоящее имя?
– Оно у меня есть… – сказал Блаженный. – Вернее, было. Меня уже давно никто не называет по имени… на столько давно, что я его уже и забыл.
– Разве так бывает? – удивилась Саша.
– Значит, бывает, – пожал плечами Блаженный.
– Извини за нескромный вопрос, – после небольшой паузы сказала девушка, – но почему ты так странно одет?
– Это очень удобно. Когда ты ходишь по улицам в таком виде, все считают тебя сумасшедшим, а в этом есть свои преимущества. Никто не имеет столько свободы, как сумасшедшие. Они могут говорить всё, что хотят, делать всё, что взбредёт им в голову, и при этом никто им и слова не скажет, – Блаженный сложил зонтик и положил его рядом.
– Но тебя ведь могут забрать в «психушку»!
– За всю свою долгую жизнь я ещё ни разу не побывал ни в одной лечебнице для душевно больных.
– Долгую жизнь? – насмешливо повторила Саша. – И сколько же тебе лет?
– Очень, очень много.
– А так и не скажешь, – улыбнулась Саша, не веря ни единому его слову.
– Ты мне не веришь… Почему людям так тяжело поверить правде?
– Что ты хочешь этим сказать?
– Всего лишь то, что мир полон чудес, и наша жизнь не ограничивается одними лишь законами физики… То есть законы, конечно же, есть, но не такие жёсткие, какими их сейчас представляют. Единственное, чего я прошу, – просто поверить мне. Неужели это так много?
Быстрым прыжком Блаженный соскочил со скамьи и подал Саше руку, затянутую в порванную белую перчатку.
– Уже поздно, – произнёс он. – Девушке небезопасно ходить одной по парку в такую пору.
Саша впервые за этот вечер взглянула в большие изумрудные глаза своего нового друга. Несмотря на улыбку на лице блаженного, они были полны грусти и тоски. Сердце девушки болезненно сжалось. Она не стала отказываться от предложенной ей руки и спустилась на землю.
– Ты меня проведёшь? – наивно спросила Саша, заранее зная ответ.
– Конечно, проведу…

* * *

Саша зашла в квартиру, стараясь делать как можно меньше шума. Но в ту же минуту со своей спальни выглянула её мать.
– Тс-с-с, твой отец уже спит, – прошептала она. – Где ты была до этого времени?
– Гуляла в парке, – тоже шёпотом ответила Саша.
– Вадим звонил… Несколько раз…
– Ага, я ему завтра перезвоню.
Марина Дмитриевна оторопело наблюдала за тем, как её дочь спокойно направляется в свою комнату. Что-то явно не так. Случись такая ссора ещё хотя бы вчера, и услышав, что Вадим звонил ей, Саша немедленно бросилась бы к телефону, будь то хоть и три часа ночи. А теперь она, значит, просто небрежно бросила, что перезвонит ему утром! Странно всё это, очень странно.
Саша зашла в свою комнату и, сбросив с себя куртку и ботинки, легла на кровать.
«Какой он всё-таки странный. Одет как сумасшедший и ведёт себя точно так же, а вот по его словам этого не скажешь. Есть в них какой-то смысл. В одном он точно прав: люди никогда не верят правде. Интересно, о какой правде говорил он? Странный он. Может, и в правду сумасшедший? Зато очень красивый сумасшедший. А его глаза… Никогда не думала, что у людей бывают такие яркие зелёные глаза. Любопытно, встретимся ли мы когда-нибудь ещё? Хотелось бы ещё хоть разочек увидеть его…»
С этими мыслями Саша не заметила, как заснула, а когда проснулась, было уже утро. Умывшись и переодевшись, она направилась в кухню, где над завтраком хлопотала мама, а папа сидел за столом и читал газету.
– Всем доброе утро! – Взяв себе яблоко, Саша села за стол напротив отца.
– В котором часу ты вчера пришла? – поинтересовался отец, оторвавшись от газеты.
– В десять, — поспешила ответить за неё Марина Дмитриевна.
Саша взглянула на мать, которая в очередной раз соврала. Просто Марина Дмитриевна не любила домашних ссор, одна из которых могла сегодня состояться, узнай Виктор Владимирович о том, что его дочь пришла домой за полночь. Нет, он вовсе не был строгим отцом старых нравов. Просто каждый раз его пробирала дрожь при мысли о том, что с его любимой дочерью может что-нибудь произойти во время одной из таких прогулочек в одиночку по ночному городу. Сама же Саша очень не любила врать и предпочитала говорить правду со всеми вытекающими отсюда последствиями. Хотя ради душевного спокойствия своей матери (как вот в этот раз) готова была согласиться на ложь и просто промолчать.
Отец недоверчиво взглянул на неё. Саша всегда подозревала, что он, если и не знает, то догадывается о том, как они с мамой постоянно обводят его вокруг пальца, тем не менее, ни разу не заикнулся об этом.
– Сашенька, ты уже позвонила Вадиму? – ставя на стол чашки, спросила Марина Дмитриевна (скорее всего для того, чтобы перевести разговор на другую тему).
– Ещё нет, — ответила Саша, дожёвывая яблоко.
На этот раз пришёл мамин черёд. Она пристально уставилась на Сашу, её глаза явно округлились.
– Мам, я не понимаю, почему ты так беспокоишься, — пожала плечами девушка. – Мы ведь работаем с ним вместе. Ещё успеем поговорить.
– Ты меня явно хочешь в могилу свести, — положив руки на грудь, пролепетала Марина Дмитриевна. – Неужели ты решила окончательно порвать с Вадимом. Он такой чудесный парень и… и вы такая прелестная пара!..
Краешком глаза Саша заметила, как Виктор Владимирович закатил глаза и вновь уставился в свою газету. Ему никогда не нравился Вадим, и причина этого была ведома лишь ему одному.
– Мам, да ладно тебе. Не собираюсь я с ним расставаться… пока. Естественно, если он извинится.
– Ты меня не обманываешь? – умоляюще произнесла Марина Дмитриевна.
– Ты же знаешь, что я всегда говорю правду, одну только правду и ничего кроме правды. Пап, ты меня подбросишь до работы, а то я уже опаздываю.
– Конечно-конечно, идём.
– А как же завтрак? – встревожилась мама.
– Пока, мам, — Саша поцеловала мать в щеку и поспешила уйти.
– Пока, дорогая, — Виктор Владимирович решил последовать примеру дочери.
Выйдя из подъезда, отец и дочь сели в машину. Виктор Владимирович завёл мотор, и машина тронулась.
– Ну, рассказывай. Кто он?
– О чём это ты, папа? – не сразу поняла Саша.
– Если ты так пренебрежительно относишься к своему любимому Вадиму, значит, у тебя появился кто-то ещё.
– Что за глупости! Нет у меня никакого другого! – фыркнула Саша.
– Ну вот, дожились, – стал иронизировать Виктор Владимирович. – А ведь ещё пятнадцать минут назад ты утверждала, что говоришь одну только правду, и вот теперь сидишь и нагло врёшь. Неужели так сложно открыть одну малюсенькую тайну своему любимому отцу…
– Пап, перестань. Никого у меня нет.
– Хорошо, нет – так нет.
«Странный он всё-таки, — вдруг пронеслось у неё в голове. И у него такие печальные глаза… Наверное, он многое пережил, раз до такого докатился… Интересно всё же, почему мы раньше никогда не встречались? Я ведь часто бываю в этом парке, но никогда его не видела…»
– А имя у него хотя бы есть?
– Нет, он так и не назвался, — машинально ответила Саша.
– Ага! Значит, он всё-таки существует! – торжествующе воскликнул Виктор Владимирович.
– Кто «он»? О чём ты, папа? – приходя в себя, спросила Саша.
– Ну, тот, другой, из-за которого тебе больше не интересен Вадим. Теперь-то я знаю, что он существует.
– Ой, папа, брось ты это гиблое дело. У тебя такая фантазия, что любой писатель позавидует. Ничего такого, о чём бы ты мог подумать, не было. Мы встретились вчера в парке, немного поговорили – вот и всё. Скорее всего, мы больше никогда не увидимся. А ты уже нафантазировал себе целый роман!
– Ах вот почему ты такая унылая! Тебе грустно, что вы больше никогда не увидитесь?
– Папа, перестань, – пока ещё по-хорошему попросила Саша.
– Не стоит так переживать, – продолжал Виктор Владимирович. – Мы ведь не знаем, как может обернуться жизнь в следующую минуту. Вы ещё встретитесь, вот увидишь.
Наконец машина остановилась перед многоэтажным зданием.
– Пап, хочешь – я скажу, что с тобой, – наконец смогла вставить Саша. – Ты просто терпеть не можешь Вадима (хотя я до сих пор не знаю, почему) и хочешь, чтобы я начала встречаться с каким-нибудь другим парнем. Но, увы, не судьба. Я очень люблю Вадима и не собираюсь бросать его ради какого-то таинственного незнакомца. И точка. Жи-и-и-ирная такая точка. Увидимся вечером, – она поцеловала отца на прощание и вышла из машины.
Девушка вошла в здание и поднялась на седьмой этаж. Пройдя по коридору, она зашла в один из кабинетов, где уже находилось несколько человек, и села за свой компьютер.

Реклама

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13